Перейти к содержимому

Военная коллегия адвокатов

Москва

(495) 227-91-12

Санкт-Петербург

(812) 275-51-51

Дежурный адвокат


Фотография

"Славный" комитет "солдатских" матерей.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В теме одно сообщение

#1 Полковник

Полковник

    Уважаемый участник

  • Участник форума
  • 492 сообщений

Отправлено 30.10.2006 09:14

Это открыто рсположено на их сайте.. :shock:

Координаты Союза Комитетов Солдатских Матерей России

Адрес:
101000, ......................................
Телефон:
+ 7 (495) .................+ 7 (495) ......................
Факс:
+ 7 (495) .......................
Интернет:
http://www.........................ru/


Банковские реквизиты Союза Комитетов Солдатских Матерей России

Счет в рублях

Название
АССОЦИАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ -
Союз комитетов солдатских матерей России

Юридический адрес
107082, г. ......................................
ОКПО
...........................
ОКОНХ
...............................
ИНН
......................
КПП
770101001

Банк
АОА ВНЕШТОРГБАНК г. Москва, Кузнецкий мост, 16


Счет в евро

Bank-correspondent
Of Bank-beneficiary
Deutsche Bank, Frankfurt/Main

Счет в долларах

Bank-correspondent
Of Bank-beneficiary
Bank of New York, New York
SWIFT Code: IRVT US 3N


На сайте даже законы не правильно выложены. ЖУть.

[size=18]Валентина Мельникова против Виктора АлкснисаВ: Добрый вечер. В эфире ток-шоу Владимира Соловьева "К барьеру".

- Моей организации "Союз комитетов солдатских матерей России" публично брошено обвинение, что мы, являясь пособницами западных фондов, действуем против обороноспособности России. Я хочу публично посмотреть в глаза депутату АЛКСНИСу и выяснить, как он понимает национальный интерес, как он относится к солдатам, погибающим в России.

- Я принимаю вызов госпожи Мельниковой. Готов ответить на любые ее вопросы, и готов подтвердить, доказать свою точку зрения, что деятельность организации, которую она возглавляет, направлена на дискредитацию российской армии, на ее разложение, на срыв призыва и при этом финансируется на западные деньги.

Представление судей и участников.

КОР: - на площадку вызывается ВАЛЕНТИНА МЕЛЬНИКОВА. На площадку вызывается ВИКТОР АЛКСНИС. Господа, Владимир Соловьев.

В: Валентина ..., Виктор Имантович, вы готовы к дуэли?

-Готовы.

В: тогда прошу к барьеру. Позвольте представить наших судей. Евгений Лапутин, пластический хирург, Марина Могилевская, актриса, Ирины Мызина, художник, Игорь Иванов, страховщик. На всем протяжении дуэли будут голосовать наши телезрители, именно они и выберут победителя. Если вы голосуете за Валентина Мельникову, звоните 995-81-01, если за Виктора АЛКСНИСа 995-81-02. Схватка первая.

В: ну я убежден, что этот настоящий рыцарь-офицер, вы отдадите первое слово даме.

-Конечно, в этом нет никаких сомнений.

Схватка первая.

В.: Валентина Дмитриевна, прошу ваш вопрос.

МЕЛЬНИКОВА: Слово схватка несколько напоминает роддом, да? И лишний раз подтверждает, что все женщины, которые рожают в России сыновей - это солдатские матери. Я хотела бы задать вопрос. За 15 лет работы Комитета солдатских матерей в советские, а потом российские войска было призвано около 20 миллионов солдат. Часть мальчиков погибла, часть вернулась, часть осталась инвалидами. Вы имеете претензии к развалу в вооруженных силах ко всем солдатским матерям?

АЛКСНИС: К сожалению, есть люди, которые превратили высокое звание солдатской матери в ремесло, в бизнес.

Виктор Алкснис
Я хотел бы обратиться к тем женщинам, настоящим солдатским матерям, которые сидят сегодня у экранов телевизоров, и сказать им, что вот то словосочетание солдатские матери, которое сегодня будет в дискуссии широко применяться к ним, имеет весьма опосредованное значение. Поскольку они, сидящие там у телевизоров, у которых сыновья служат в российской армии или служили в российской армии, это настоящие солдатские матери. К сожалению, есть люди, которые превратили высокое звание солдатской матери в ремесло, в бизнес. И на этом делают свой маленький дешефт, зарабатывая, ну, не знаю, маленькие или большие деньги, и выполняя определенные политические цели. Причем эти цели оплачиваются за счет западных денег. Вы утверждаете, что вы солдатская мать. Я хочу спросить у солдатской матери, почему ваши сыновья не служили в Российской Армии?


МЕЛЬНИКОВА: Потому что по закону они не могли быть призваны на военную службу.
АЛКСНИС: Это вопрос принципиальный.

МЕЛЬНИКОВА: Это абсолютно не относящееся ни к чему.

АЛКСНИС: Как? Он имеет прямое отношение к нашей передаче, потому что вы говорите, вы солдатская мать.

МЕЛЬНИКОВА: Так, господин АЛКСНИС, у меня вопрос. Вы имеете претензии лично ко мне? Вы считаете, что я лично развалила Советский Союз, советскую армию и российскую армию.

АЛКСНИС: Да вы что, ни в коем случае.

В.: И часовенку 15 века.

АЛКСНИС: Я пытаюсь понять, вы называетесь...

МЕЛЬНИКОВА: У вас есть претензии к организации союза солдатских матерей.

АЛКСНИС: Я хочу начать сначала. Вы называете себя солдатской матерью. Выясняется, что вы солдатской матерью не можете быть, потому что ваши сыновья не служили в армии, ни в советской, ни в российской. Тогда, какое отношение вы имеете вообще к этой проблеме?

МЕЛЬНИКОВА: Это вы так понимаете.

В.: А может быть матери солдат запаса?

АЛКСНИС: Если бы так назывался бы комитет или союз комитетов.

В.: Был правильный вопрос. У вас претензии лично к госпоже Мельниковой, или к организации?

АЛКСНИС: Я считаю, что тот, кто возглавляет должен хотя бы понимать, пропустить это через себя. В конце концов, действительно, тревогу за сына, который ушел на 2-3 года в армию, на флот, знать хотя бы эту проблему.

МЕЛЬНИКОВА: Это обвинение, да? Вот, звание, солдатские матери. Это старая советская песня. Которая была очень здорово придумана главным политуправлением в 89-м году. Вот разделим у кого дети погибли, тот солдатская мать, а у кого живые, а у кого еще не могли быть призваны или учились, потом рожали детей, это не солдатские матери.

В.: Т.е. вы защищаете любого человека, находящегося на срочной службе.

МЕЛЬНИКОВА: Любого солдата, офицера, солдата по контракту, женщину военнослужащую, у которой есть проблемы, связанные с воинской службой.

В.: А что в этом плохого?

АЛКСНИС: В этом ничего плохого нет, если декларируются столь высокие цели. Но реально то стоит за этим совершенно другое. Поймите, что я не нападаю на госпожу Мельникову как на женщину. Ну, она политик, она работает в организации политической или общественной организации. Из которой ее в 98 году исключают. А исключают ее за то, что госпожа МЕЛЬНИКОВА проводила идеологию, что армию надо разваливать до конца. Потому что та армия, которая сегодня есть, реформе не подлежит. Надо срывать призыв, надо содействовать уклонению солдата от службы. Вы зря улыбаетесь. У меня протокол этой конференции. Это ваши подруги, те, кто с вами работали, они вот после всего этого ажиотажа, который случился они пришли ко мне и …

ВАЛЕНТИНА МЕЛЬНИКОВА: - И где теперь те подруги, одна из которых Ерилина, которую судят за то, что она за деньги мальчишкам делала с помощью врачей язву, вот ваши подруги, господин АЛКСНИС.

ВИКТОР АЛКСНИС: - я их не защищаю ни в коей мере, я говорю...

В: - нет он говорит, что это были ваши подруги.

ВАЛЕНТИНА МЕЛЬНИКОВА: - нет, теперь это его подруги.

ВИКТОР АЛКСНИС: - тогда возникает вопрос, если ставится перед собой цель, с одной стороны не планируется защита прав призывников, военнослужащих, а на самом деле ставится позиция, что разрушать армию, потому что она не деформируемая, а чтобы прийти к профессиональной армии, надо эту армию уничтожить.

ВАЛЕНТИНА МЕЛЬНИКОВА: - господин АЛКСНИС, давайте, раз уж мы достали эту нафталиновую историю, значит, я хочу напомнить, что 12 основоположниц комитета солдатских матерей России подавали исковое заявление к министерству юстиции. Никаких подруг, никаких историй, никаких скандалов там не было. У нас были претензии к министерству юстиции, что оно нарушает закон об общественных объединениях. Никаких протоколов, в которых было бы написано, что госпожа МЕЛЬНИКОВА призывает разваливать российские вооруженные силы, нет и быть не может. Да, с самого начала мы говорили, что только добровольная военная служба, служба, где есть контракт, договор между солдатом и государством, может как-то защитить интересы этого солдата. А мы требовали и требуем профессиональных вооруженных сил. Но, в то же время мы вместе с военной прокуратурой стараемся рассмотреть каждую жалобу на побои, на издевательства, мы стараемся, чтобы каждое преступление против солдат и офицеров в воинских частях не скрывалось командованием, а выходило на нормальную юридическую плоскость. Мы стараемся, чтобы каждая взятка, которую требуют у родителей призывника или у призывника в военкоматах, чтобы она каждая получалась через ФСБ и чтобы люди, которые берут взятку, были наказаны и их наказывают и этот, я думаю, что это тоже претензия к нам господина АЛКСНИСа, поскольку Одинцовский район и другие, которые входят в его избирательный округ, славятся своими нарушениями при призыве.

В: ну вот почему ни в 98 году, а в 2004 вы вдруг вспомнили о существовании этого комитета и стали мучить госпожу Мельникову?

ВИКТОР АЛКСНИС: - она может подтвердить, что я начал с 89 года, уже 15 лет мучил-мучил.

В: уже пора жениться как честному человеку.

ВИКТОР АЛКСИНС: - ну, у меня есть жена, но, вот сейчас впервые вот так получилось за 15 лет, впервые действительно внимание общества привлечено к этой проблеме. Я начну, не касаясь госпожи Мельниковой, моя точка зрения такова, что люди занимаются политической деятельностью, политика дело грязное, но даже в этом грязном деле есть определенно моральные, я даже сказал бы нравственные принципы и самый главный принцип или один из самых главных, что нельзя заниматься политикой на зарубежные деньги. В свое время после крушения Советского Союза, когда были открыты архивы КГБ, ЦК КПСС, так выяснились одни такие, ну, вещи странные, что, например, движение сторонников мира на западе финансировалось за счет советского бюджета.

В: вот кто-то удивился.

ВИКТОР АЛКСНИС: - да, с точки зрения Советского Союза это было хорошо, это было правильно, потому что ну, нужно было проводить свою политику, там для этого покупались, ну, политики, люди, которым платились деньги, и они проводили эту деятельность. Так вот я утверждаю, что аналогичную деятельность отчисляет сегодня союз комитет солдатских матерей.

В: агент ЦРУ?

ВИКТОР АЛКСНИС: - ну, что вы? Ради бога. Речь идет о том, что...

В: ливийской джамахерии?

ВИКТОР АЛКСНИС: - госпожа МЕЛЬНИКОВА может подтвердить, что в этом году они официально получили два гранта по сорок тысяч долларов.

ВАЛЕНТИНА МЕЛЬНИКОВА: - если вы хотите считать деньги в карманах солдатских матерей и если это кому-то интересно.

В. АЛКСНИС: Вы получали гранты, ваша организация.

В. МЕЛЬНИКОВА: Значит, в прошлом году грант получил член союза Хабаровский краевой комитет солдатских матерей и провел три конференции в Дальневосточном федеральном округе для командиров частей, для местных властей с участием представителей господина Поляковского и господина Исаева.

В. АЛКСНИС: Сколько за пять лет вы получили грантов, на какую сумму. Потому что в "Новой газете" прозвучала цифра.

В. МЕЛЬНИКОВА: Пожалуйста, Европейской комиссией, фонда "Форда", Евразии и всяких других фондов, все, что получают правозащитные организации, висит абсолютно открыто, ни один фонд, к сожалению, не дает некоммерческому сектору деньги просто так на то, чтобы, да, содержать офис и гулять туда-сюда. Это всегда определенная работа и это мы выбираем тему, которую поддерживают нас в рамках российских, правительственных соглашений о технической поддержке и развитию демократии и прав человека в России. Я устала за 10 лет уже повторять, что правозащитные организации от огромной многомиллиардной технической помощи России, в которую входят гранты, получаемые Министерством, сейчас не знаю как называется, атомной энергетики, Министерством обороны, Министерством внутренних дел. Так вот от этих многомиллиардных сумм правозащитные организации получают все вместе, наверно 150 тысяч в России, получают меньше одного процента.

В: Да по- моему, сейчас неважно, что они получают из заграницы, главное, чтобы не от ЮКОСа. Сейчас по-моему, больше всего боятся, денег ЮКОСа.

В. АЛКСНИС: Понимаете, здесь есть еще одна тонкость. В январе "Союз солдатских матерей России" прорекламировал о намерении создать.

В. МЕЛЬНИКОВА: Не надо врать, господин АЛКСНИС. В январе организационный комитет, который состоял из 20 физических лиц, мужчин и женщин, принял решение создать организационный комитет "Единой народной партии солдатских матерей". Вы отрицаете, что у граждан Российской Федерации есть право свободно создавать партии, выходить из них, и все остальное. Вы отрицаете.

В. АЛКСНИС: Да, Я отрицаю право создавать партию на западные деньги

Виктор Алкснис
я отрицаю право создавать партию на западные деньги. Потому что, извините, это очень плохо пахнет.

В. МЕЛЬНИКОВА: Где эти деньги и каким образом организация.

В. АЛКСНИС: А каким образом вы поддерживаете бюджет своей организации. Вот поступили столько то грантов долларов и вот как вы разделяете, что эти деньги не пойдут.

В. МЕЛЬНИКОВА: Ни одни грантовые суммы не могут быть истрачены ни на что, кроме денег проекта.

В. АЛКСНИС: Организация имеет, ну 200, ну по их официальным данным, я могу привести.

В: Инициативных членов.

В. МЕЛЬНИКОВА: Члены союза, да.

В. АЛКСНИС: Снимаются офисы по всей России. Комната или там две, столы, оргтехника, ну извините, кто оплачивает аренду.

В: Где деньги, Зин.

В. АЛКСНИС: Да, где деньги. Кто тот таинственный спонсор, кто позволяет себе содержать 200 офисов по стране, 200, кто?

В. МЕЛЬНИКОВА: В городе Хабаровске мэр и губернатор, в городе Урюпинске расходы комитетов включены в бюджет района.

В. АЛКСНИС: Поэтому у меня возникает вопрос. Я, поскольку занимаюсь в том числе и партстроительством, и могу сказать, что содержать такой аппарат, который по своей мощи сравним с ведущими политическими партиями России, позвольте почему партия "Яблоко", КПРФ, ЛДПР они обязаны отчитываться о своей финансовой деятельности, откуда они... Хотя ясно, что "черный нал" очевидно и там присутствует и достаточно...

В. СОЛОВЬЕВ: То есть вы и до них доберетесь?

В. АЛКСНИС: Это не входит в мои функции, но. Если бы. Я не слышал подтверждения руководства о том, что основным источником финансирования являются зарубежные гранты, поскольку в России никто денег на это дело не дает. Именно это вызывает у меня тревогу.

В. СОЛОВЬЕВ: То, что сейчас вы стали такое активное внимание к этому вопросу имеет отношение к абсолютно уже политическому заявлению комитета о необходимости контактов и переговорного процесса с руководителями чеченских бандформирований?

В. АЛКСНИС: Абсолютно не имеет. Хронология такова. 13-го сентября в 10:15 это можно проверить по стенограмме заседания Государственной думы я внес на рассмотрение Государственной думы протокольное поручение разобраться с источниками финансирования "Комитета солдатских матерей". Они выступили с этой инициативой через 8-мь часов.

В. СОЛОВЬЕВ: То есть, вы пред...

В. АЛКСНИС: Да, мне поступила агентурная информация, что вот там... мне доложили, что...

В. СОЛОВЬЕВ: А я не удивлюсь. Тайный агент Кремля?

В. МЕЛЬНИКОВА: Я думаю, явно.

В. СОЛОВЬЕВ: И все-таки думаете, имеет отношение к вашей инициативе?

В. МЕЛЬНИКОВА: Я думаю, что нет. Я думаю, что депутат говорит тут чистую правду, что так совпало. И в общем, как бы не очень мы естественно, поскольку у нас никаких во вторую войну контактов с чеченскими командирами нет, мы вынуждены были обратиться через средства массовой информации публично с нашим таким вот может быть немножко наивным предложением. А вот уже активность...

В. СОЛОВЬЕВ: Вы тоже считаете такое предложение наивным?

В. АЛКСНИС: Нет. Я считаю это безнравственным. Вот тут вот сидит Игорь Феофанов, который воевал в Чечне, был тяжело ранен. Его мама получила похоронку. И вот спросите у этого русского солдата, что он думает о тех людях, которые сегодня вступают в переговоры с теми, кто его в него стрелял. Спросите у мамы Родионова. Помните такой солдат, которому за то, что он отказался принимать мусульманство, отрубили голову, и которого сейчас пытаются причислить к лику святых в православной церкви. Это за верность присяге.

В. СОЛОВЬЕВ: Лику мученика.

В. АЛКСНИС: Так вот спросите у его мамы, что она думает об этих людях. Я убежден, что поступил политический заказ. Что это отнюдь не инициатива "Комитета солдатских матерей". Поступил политический заказ. Я могу только догадываться, откуда, от кого. Или из Лондона там...

В. МЕЛЬНИКОВА: От кого?

В. АЛКСНИС: Ну...

В. МЕЛЬНИКОВА: От кого? А то мы не знаем.

В. АЛКСНИС: Нет. Ну учитывая, что моментально откликнулся господин Закаев, я могу предположить, поскольку Закаев в дружбе с Березовским находится...

В. МЕЛЬНИКОВА: А он Интернетом не пользуется и газет не читает.

В. АЛКСНИС: Понимаете, уж очень быстро среагировал. Очень быстро среагировал. У меня есть если бы не были бы факты...

В. МЕЛЬНИКОВА: Обращение было тут же, поверьте мне.

В. АЛКСНИС: Я могу только предполагать. Есть такое выражение "кто платит за ужин, тот и девушку танцует". Так вот я тоже всегда хотел бы знать, госпожа МЕЛЬНИКОВА знает, кто заказал ужин.

В. МЕЛЬНИКОВА: Во-первых, я хочу представить выступление и эти ссылки на ресторанные реалии как пример очень такого циничного мужского шовинизма. Да? А по поводу переговоров, кому они нужны, они нужны тем восьмистам семьям российским, дети которых пропали без вести. Это и офицеры, это и солдаты, это 200 человек по первой войне и 600 по второй. Депутат АЛКСНИС, куда вы дели статью Российской Федерации, которая предусматривала финансирование работ на розыск, эксгумацию и идентификацию? В бюджете 2004-го года она была в прочих, прочих. А на 2005-й год вы предусмотрели какую сумму? Кто будет это делать и на какие деньги?

ВИКТОР АЛКСНИС: - Ну, во-первых, вопрос не ко мне. Бюджет представляет правительство.

ВАЛЕНТИНА МЕЛЬНИКОВА: - А голосуют депутаты, между прочим.

АЛКСНИС: - Ну я голосовал против этого бюджета. Если уж так пошло.

Вопрос к "Партии власти".

СОЛОВЬЕВ: -Я не понял, морально или не морально вести переговоры?

МЕЛЬНИКОВА: - Для того чтобы узнать о судьбах 800 человек, для того чтобы попытаться спасти тех, кто еще живой, мы будем переговариваться с кем угодно.

АЛКСНИС: - И с Басаевым будете переговариваться?

МЕЛЬНИКОВА: - Если в отряде у Басаева есть живые солдаты и офицеры, мы будем переговариваться с ним. В Ираке за каждого заложника каждое государство делает все возможное чтобы спасти. А наши депутаты, в том числе ВИКТОР АЛКСНИС говорит, да что с ними переговариваться? Да пусть помирают.

СОЛОВЬЕВ: - Я не понял, вы собираетесь переговариваться только о тех, кто оказался в плену, или вы хотите.

МЕЛЬНИКОВА: - И о них тоже.

СОЛОВЬЕВ: - насколько я понял, вы собираетесь выслушать условия той стороны, потому что вы говорите о прекращении ....

МЕЛЬНИКОВА: - Владимир, бесполезно говорить о той работе, которая не сделана. Мы будем говорить обо всем. Мы будем говорить о пропавших, мы будем говорить о пленных, мы будем говорить о возможностях прекратить боевые действия.

СОЛОВЬЕВ: - Обо всем этом мы поговорим во втором раунде.

Мнение судей.

МАРИНА МОГИЛЕВСКАЯ: - Я, честно говоря, пришла на программу, понимая, что это очень важная тема, которая меня беспокоит. Пока я вижу, что каждый из оппонентов решает свои политические вопросы. У меня такое ощущение. Но поскольку господин полковник все время нападет, то я всегда на стороне тех, кто спокойнее. Поэтому я сейчас за госпожу Мельникову.

ЕВГЕНИЙ ЛАПУТИН: - Господин Алскнис лучше подготовлен. Поскольку мало того, он имел какие-то фактологические данные по поводу биографии госпожи Мельниковой. И даже посадил в зал на очень видное место ветерана войны в Чечне, что могло быть дополнительной. .... Он допустил один очень принципиальный просчет. Будучи профессиональным политиком, он сказал буквально, я записал: "Политика дело грязное." Тоже самое, что Пушкин сказал бы, что стихи это пакость. Но, тем не менее, с учетом его подготовленности и его умением перевести разговор в нужное для себя русло, я отдаю этот раунд ему.

ИРИНА МЫЗИНА: Валентина Дмитриевна вызвала господина АЛКСНИСа на дуэль, но когда она конкретно попросила предъявить претензии, которые он имеет к ней, я услышала только переход на личности, я услышала только то, почему она может руководить этим фондом. И почему они могут получать деньги.

ИГОРЬ ИВАНОВ: - Его идея, что МЕЛЬНИКОВА не может выступать от имени солдатских матерей, коль скоро ее сыновья в армии не служили, это та же самая логика, что адвокат не может быть защитником на суде, если сам в зоне не побывал. Совершенно ложный посыл, который его энергию и его напор, если трезво к этому отнестись, заставляет как-то переоценить и отнестись к этому скептически. Похоже, мы с вами отдаем предпочтение все-таки ей получается?

МЫЗИНА: - Да.

В: - В нашей дуэли победителя определяют телезрители. Позвонив по указанным телефонам, вы можете проголосовать за того из участников, чью позицию поддерживаете.

Биография участника дуэли Валентины Мельниковой.

В: МЕЛЬНИКОВА Валентина Дмитриевна. Родилась 28 февраля 1946 года в Москве. В 72 году окончила Геологический факультет Московского Государственного университета. Работала инженером во Всесоюзном научно-исследовательском институте минерального сырья. Затем вместе с коллегами организовала малое предприятие. В 89 году приняла активное участие в создании "Комитета солдатских матерей". В 98 избрана ответственным секретарем "Союза комитетов солдатских матерей России" и председателем правления Российского исследовательского центра по правам человека. Любит петь. Свободное время проводит на садовом участке. Замужем, имеет двоих сыновей.

Вторая схватка.

КОР: - вторая схватка.

В: вопрос со стороны госпожи Мельниковой, прошу.

-Полковник юстиции Чумаков Владимир Наумович, участник боевых действий в Афганистане, почетный работник прокуратуры Российской Федерации. Последнее место службы - начальник приемной главной военной прокуратуры. Я, как военнослужащий, хочу заявить, что вообще появление и наличие комитета солдатских матерей в нашем государстве я считаю абсурдом и позором для государства. Абсурдом почему, потому что матери должны защищать защитников родины и защищать от государства. Теперь у меня вопрос к полковнику АЛКСНИСу. Скажите, пожалуйста, либо вы, либо кто-то из ваших помощников, может быть кто-то из депутатов вашей фракции были хотя бы в офисе хотя бы одного комитета солдатских матерей? Ознакомились ли вы или вам доложили, что они конкретно делают? И чем они конкретно занимаются?

ВИКТОР АЛКСНИС: - я основывал свои данные на тех публикациях в прессе, средствах массовой информации, которые ...., тех репортажах, которые показывают эти офисы. Ну, последние годы достаточно широко раскручивалась эта организация, и эти репортажи шли достаточно часто. И поэтому ...

В: здесь ответ нет?

ВИКТОР АЛКСНИС: - нет.

В: понятно. Нет, не был.

ЧУМАКОВ: - в связи с тем, что вы подвергаете ревизии деятельность союза комитетов, у меня к вам следующий вопрос, что вы, как депутат и депутаты вашей фракции сделали за эти 15 лет, чтобы командир взвода, у которого в подчинении 20-30 человек и сложная боевая техника, получал хотя бы на уровне уборщицы зарплату, я не умаляю труд уборщицы и не умаляю так сказать их деятельность. Но, командир взвода, который обеспечивает боеготовность и безопасность нашей страны, о которой вы так печетесь.

ВИКТОР АЛКСНИС: - 15 лет я борюсь за то, чтобы в армии дали нормальное финансирование, ведь одна из причин бед армии, в том числе та же дедовщина, потому что люди сидят в казарме, вместо того, чтобы быть на полигонах, на стрельбищах, в боевых походах.

Виктор Алкснис
15 лет я борюсь за то, чтобы в армии дали нормальное финансирование, ведь одна из причин бед армии, в том числе та же дедовщина, потому что люди сидят в казарме, вместо того, чтобы быть на полигонах, на стрельбищах, в боевых походах. Я вспоминаю годы своей службы, когда вот в 70-80 годы, когда, извините, спина была мокрая, мы не уходили с аэродрома, мы были целыми днями там, и там из дедовщины была другая проблема, она была намного меньше. Сегодня, когда каждый патрон стоит денег, этих денег не дается, извините, я тут не причем, и, у меня извините, самого лично трагедия, вот про то, что вы сказали. Наша семья - это потомственная офицерская семья, мой дед был начальником ВВС Красной армии в 30-е годы, был расстрелян в 38 году. Ну, отцу, к сожалению, не пришлось служить, потому что сын врага народа не попал. Я пошел служить, пошел курсантов в училище, окончил, 25 лет прослужил инженером по самолетно-электронному оборудованию, эксплуатировался МИ-29. У меня сын, я могу сказать, что я сына воспитывал, что, Яков, твой долг идти служить в армию, и он пошел, он окончил училище, сейчас он капитан, живет в Москве, служит в Москве здесь. И я всегда ему говорил: Яков, несмотря на то, что ты живешь в нищете, ты не получаешь ничего, но я как твой отец, депутат Госдумы, но я могу тебе помогать, я тебе помогаю. И вот сейчас выясняется, он ко мне подходит и говорит: папа, у меня родился сын, я не могу вечно сидеть на твой шее, но на 6 тыс. рублей, которые он, капитан российской армии, сегодня получает, я не могу прокормить свою семью, вот она проблема российской армии, не дедовщина, дедовщина есть, да, и с ней надо бороться, это позорное явление, но это пусть, извините, это мелочь, самое главное общество, страна, правительство, власть должна повернуться лицом к армии, признать, что она находится в таком положении, что если мы ей сейчас не дадим денег, то придет страшное, Россия лишится этой армии.

В: ну, я думаю, что абсолютно с этим согласен, по-моему, с этим никто не спорит.

МЕЛЬНИКОВА: Обидно только, что депутат за 15 лет так и не смог ничего сделать не только для своего сына офицера, но и для остальных офицеров и солдат.

В.: Вопрос со стороны господина АЛКСНИСа.

САВЕЛЬЕВА ИРИНА (депутат Государственной думы, фракция Родина): Госпожа МЕЛЬНИКОВА, когда полковник Буданов подал прошение об амнистии, вы отлично знаете, что в Чечне проходили многочисленные митинги протеста. И ваша организация к этим митингам присоединилась. Вопрос такой. Почему же ваш комитет не протестовал против амнистии чеченским боевикам?

МЕЛЬНИКОВА: Союз комитета солдатских матерей никогда не присоединялся ни к каким митингам, касающихся амнистии офицеров и осуждения офицеров.

САВЕЛЬЕВА: Вы поддерживали осуждение полковника Буданова публично.

МЕЛЬНИКОВА: Никогда мы к делу Буданова никакого прямого отношения ни в обвинении, ни в просьбе амнистии не имели. Я хотела бы, чтобы вы, ну, может быть после передачи, показали документ, где фигурирует наша организация.

В.: Вот я публично поддерживаю осуждение полковника Буданова. Я считаю его позором русского офицерства. Вот я лично. Мало этого.

САВЕЛЬЕВА: А я считаю позором срывать погоны с человека, который воевал за страну.

В.: Я считаю, что в стране есть суд. И если мы изначально говорим, что мы суду не верим, его действия надо обжаловать. Вы как депутат имеете право направить запрос.

АЛКСНИС: Буданов это беда нашей страны.

Виктор Алкснис
Буданов это беда нашей страны. Поставили полковника Буданова, сделали крайним в очереди. Извините, полковник Буданов не имеет права воевать на своей территории. Он может воевать только с врагом. Значит должно быть объявлено военное положение. В условиях военного положения, если из этой деревни раздается один выстрел, полковник Буданов имеет полное право развернуть туда все танки своего полка. Извините, открыть туда огонь прямой наводкой. Вместо этого полковнику Буданову предлагается.

В.: Минуточку. Стоп, стоп. Это совершенно другая тема.

МЕЛЬНИКОВА: Не надо было красть девочку и убивать ее.

В.: Вот это справедливо. Мы многократно обсуждали эту тему. Крайним в очереди человек делает себя сам. А то, что армия больна, да это правда. Но при этом Буданов отвечает за себя и сам. Также, как и те, кто отдает ему приказ. Извините, я вас перебил. У вас еще вопросы есть.

САВЕЛЬЕВА: Да, у меня есть еще один вопрос. Вот ваша структура сознательно занимается подстреканием к дезертирству. Вы это осознаете, вы понимаете, что это попадает под уголовную ответственность?

МЕЛЬНИКОВА: Наша организация никогда, ни в советское время, ни сейчас не подстрекает к дезертирству. Мы ставим перед обществом вопрос. Солдат, у которого в президентском полку каждый месяц вымогают 5 тысяч рублей. И когда он задолжает 15 тысяч за 3 месяца, ему сослуживцы говорят: "Ты или давай деньги, или иди повесься". Что должен делать солдат в таком случае?

В.: Это материалы уголовного дела?

МЕЛЬНИКОВА: Это материалы уголовного дела. Адвокат Чумаков участвовал в таких делах. Что должен делать солдат. Он должен пойти и покончить самоубийством, или он должен пойти и убить своих вымогателей, или он должен уйти и прийти во вторник в комитет солдатских матерей, когда там дежурит военный прокурор. По вашему мнению, он должен умереть или убить другого. Вот это депутаты Государственной думы.

САВЕЛЬЕВА: Хочется плакать, хочется плакать.

В.: Пожалуйста.

ЗОЛОТУХИН ВЛАДИМИР ПЕТРОВИЧ (в 89-м году народный депутат СССР): Вместе с Виктором Имантовичем мы смотрели, как зарождается комитет солдатских матерей. Сегодня я секундант солдатской матери. Настоящей солдатской матери. Потому что таковой ее считают десятки тысяч молодых людей, получающих в комитетах настоящую материнскую помощь, заботу и поддержку. Кстати, Виктор Иманович, если следовать вашей логике, то вы наверное тоже не можете говорить от лица российской армии, потому что воинскую присягу на верность России вы не принимали.

В.АЛКСНИС: Господин Золотухин, вы, наверное, отстали немножко от армейской жизни. Присяга дается всего лишь один раз. И, слава Богу, что в Российской Федерации не заставили офицеров, советских офицеров переприсягать. Поэтому тут вы ваш вопрос немножко не корректен.

- Вопрос такого плана. Все-таки что именно вам не нравится? То, что "Комитеты солдатских матерей" получают премии гранты из-за рубежа или же вам не нравится сама деятельность "Комитетов солдатских матерей"?

В.АЛКСНИС: Я не причисляю всех, кто входит в эти комитеты - это все враги, агенты ЦРУ и прочее, и прочее. Большинство, действительно, там людей искренних и порядочных. Но еще раз повторяю, что руководство этого союза, оно проводит целенаправленную деятельность на разложение, на...

В.СОЛОВЬЕВ: Которое в чем состоит?

В.АЛКСНИС: Значит, сегодня...

В.МЕЛЬНИКОВА: Можно я скажу про руководство?

В.СОЛОВЬЕВ: Да...

В.АЛКСНИС: Сегодня, на сегодняшний день, если, судя по статистике, в России российской армии от неуставных взаимоотношений погибнут 3 молодых человека. Но сегодня же в этот день погибнет 300 молодых человек, 300, подчеркиваю! От передозировки наркотиков, от пьяных драк на дискотеках и прочее, прочее, прочее. Молодые люди, вот самый цветущий возраст, а 300 человек погибнет в России и погибнет 3 человека. Я говорю, ради Бога, я же тоже скорблю, что погибли эти люди. Но это сегодня не самая главная проблема Армии. Если бы госпожа МЕЛЬНИКОВА защищала этих солдат, действительно, все правильно, но, при этом бы поднимались бы другие вопросы, в целом, что происходит сегодня с Российской Армией. Ну Нельзя сегодня эту армию бить, пинать.

Виктор Алкснис
нельзя сегодня эту армию бить, пинать. А спросите у госпожи Мельниковой, что она говорит по поводу офицерского состава? Что это негодяи, это ... И идет массированный наезд, извините за столь грубое слово...

В.МЕЛЬНИКОВА: Да. Да, блатняк. Депутатский наезд. Значит, я, во-первых, мне неприятно слышать, что 3 человека солдат и офицеров, погибающие каждый день в Российских Вооруженных силах - это пустяк для депутата Государственной думы.

В.АЛКСНИС: Ну, где вы? Кто сказал?

В.СОЛОВЬЕВ: Господин АЛКСНИС не говорил, что это пустяк.

В.МЕЛЬНИКОВА: Извините. В начале он говорил да, дедовщина - это не самое главное. Во-вторых, мне кажется, что говорить от имени всех офицеров, что мы их оскорбляем, унижаем, это несколько превышение депутатских полномочий. Ни одного офицера нет, который бы имел к нам претензии.

В.СОЛОВЬЕВ: Пожалуйста.

- ... военный журналист. Госпожа МЕЛЬНИКОВА, я с большим уважением отношусь к деятельности вашей организации, и считаю, что очень много сделано хорошего. Но вот, меня, честно говоря, удивляет, почему я здесь нахожусь, одна такая вещь. Вот вы сейчас сказали, что суть вашего обращения к чеченским командирам - спасти те 800 человек, найти или узнать их судьбу. И вот это главное. Но, извините, вот в вашем заявлении совершенно конкретно написано...

В.МЕЛЬНИКОВА: Я прошу прощения, я не говорила, что это главное.

- Вы только что при всех сказали, что вы ради этого сделали.

В.МЕЛЬНИКОВА: Я не говорила, что это главное. Но я говорила, что это та проблема, которая позволяет нам вступать в переговоры с кем угодно.

- Хорошо, я согласен с этим. Но вот вы пишете черным по белому, обращаясь к полевым командирам, что вы ничего не сможете изменить, пока вас не признают субъектом переговоров. То есть, собственно говоря, задача ваша - сделать полевых командиров субъектом переговоров. Но в этом случае у меня возникает один вопрос. На всех сайтах, вот если зайти сейчас на чеченский сайт на любой, написано, что Басаев и Масхадов - это два ичкерийских воина, это два амира, два командира, два брата и так далее. В принципе, это суть одно и тоже. И вот в связи с этим у меня возникает вопрос. То есть вы готовы вести переговоры с Басаевым, собственно говоря. О чем вы в этом случае хотите с ним переговариваться? И самое главное, есть ли хоть один мерзавец в этом случае, с кем вы не готовы переговариваться?

МЕЛЬНИКОВА: Я хочу, чтобы вы еще раз посмотрели текст. Мы обращаемся ко всем чеченским командирам. Мы исходим из положения Женевских конвенций, касающихся не международного внутреннего вооруженного конфликта. Каждый командир, который отвечает за своих комбатантов, с нашей точки зрения является субъектом переговоров. Если государство...

В.: Комбатанты это кто?

МЕЛЬНИКОВА: Это те, кто воюют и те, у кого есть командование, отвечающее за своих подчиненных.

В.: Скажите пожалуйста. Вот те люди, которые убили детей в Беслане это комбатанты?

МЕЛЬНИКОВА: Они не являются комбатантами, они не являются отрядом чеченцев.

В.: Скажите пожалуйста, они признавали своим командиром...

МЕЛЬНИКОВА: Они погибли, их убили. Проблема терроризма не ставится в наших переговорах.

В.: Нет, нет, они не погибли, а были уничтожены. Этими подонками командовал кто, кто взял на себя ответственность за совершение этого кровавого террористического акта?

МЕЛЬНИКОВА: Я не знаю, Владимир, кто. Я не знаю кто.

В.: О-о-о. Может быть, вы знаете.

МЕЛЬНИКОВА: Я не знаю кто.

- Басаев официально признает свою ответственность за то, что произошло в Беслане, и называет солдат своих мучениками, шахидами и так далее. И, тем не менее, т.е. вы готовы вести переговоры и с Басаевым и с его вот этими самыми шахидами, которые в будущем, там через месяц повторят, или через два, и вообще есть хоть одна мразь, с которой вы не готовы, во всяком случае, переговариваться.?

МЕЛЬНИКОВА: Уважаемый господин секундант, вы являетесь журналистом. Вы лазили по Чечне в первую войну. Вы были в разных отрядах. С любым командиром, у которого были живые люди, солдатские мамки не стеснялись разговаривать и спасать их. Понимаете? Вы поймите, наша цель, наша идея касается мира для всех и жизни людей. Я не знаю, кого выставят чеченские командиры в качестве уполномоченных лиц на переговорах. Но от того, сколько будет таких переговорщиков, сколько будет полномочий, о чем мы сможем с ними говорить и захотят ли они с нами что-то обсуждать, может быть зависит что-то хорошее, что мы сможем принести в Россию.

ГОЛОС: Объявляется перерыв.

В.: Присаживайтесь.

Мнение судей.

В: Присаживайтесь, отдохните.

И. МЫЗИНА: Н

#2 Волохов Алексей

Волохов Алексей

    Уважаемый участник

  • Гости
  • 4 838 сообщений

Отправлено 02.11.2006 17:26

Полковник, в этом вопросе полностью разделяю вашу позицию! :shock: