Военная коллегия адвокатов

С Вами с 2004 года

Москва

(495) 227-91-12

Санкт-Петербург

(812) 275-51-51

Дежурный адвокат

Лучше делать новости,чем рассказывать о них

Лучше делать новости,

чем рассказывать о них

Пресс-центр / Пресса о нас /

Анатомия коррупции: погоны и подгоны

20 апреля 2015 Источник:  Коммерсант

Система уклонения от всеобщей воинской обязанности в России хорошо обкатана и ежегодно принимает от родителей призывников миллиарды рублей. Это, похоже, устраивает всех: армии нужно не больше четверти имеющихся призывников. К тому же каждый год растет число контрактников, и некоторые из них за попадание в хорошую часть сами готовы давать взятки.

С 1 апреля по 15 июля на срочную службу должно быть призвано около 150 тыс. человек. А ведь еще три года назад планы призывов составляли 200-300 тыс. Дело не только в сокращении армии: постоянно растет доля контрактников. По словам первого замначальника главного организационно-мобилизационного управления Генштаба Евгения Бурдинского, к концу 2015 года контрактников должно стать уже вдвое больше, чем срочников. Контрактников в ВС почти 300 тыс., основной приток пришелся на 2013 и 2014 годы, когда привлекали до 90 тыс. человек в год. В 2015 году планируется набрать еще не менее 55 тыс.

"Массовые облавы, когда останавливали молодых людей у метро, в Москве устраивали последний раз в 2009 году,— рассказывает председатель Военной коллегии адвокатов Владимир Тригнин.— Для выполнения плана призыва в этом нет необходимости. А с не явившимися по повесткам работают индивидуально". Доставляют повторные повестки лично в руки под подпись, а к тем, кто явно игнорирует вызовы, отправляют наряд полиции. А в двух московских районах — Люблино и Кузьминки — в этом году в качестве эксперимента к обеспечению плана призыва подключены казаки: соответствующие отделы военкомата заключили с ними официальные договоры. Казаки будут вместе с представителями призывной комиссии и полицией ходить по квартирам и вручать повестки.

Призыв сокращен, но военкоматы все равно вызывают всех числящихся в списках потенциальных кандидатов. В этом году до 15 июля должны вызвать около 600 тыс. человек. Многие по повестке не явятся. Вопрос с уклонистами весьма деликатный: их численность впервые назвал только министр обороны Сергей Шойгу в 2014 году — на тот момент 6 тыс. человек. По словам же Евгения Бурдинского, в прошлые годы речь шла о десятках тысяч. Сюда относятся и те, кто подлежит уголовной ответственности за неявку по полученной повестке, и те, кто при отсутствии нарушений с постановкой на учет в военкомате повестку формально не получил (не расписался в получении), то есть ответственности по закону не несет. По данным Минобороны, число граждан, не явившихся в военкоматы по полученным повесткам в 2014 году, снизилось по сравнению с 2013 годом на 7%. По словам Евгения Бурдинского, 50% уклонистов привлечены к уголовной ответственности. По словам представителя правозащитной организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Александра Передрука, ему неизвестны случаи, когда уклонистов осуждали на реальные сроки. "Обычно это первое в жизни человека преступление, за которое реальный срок не дают,— объясняет Передрук.— Маловероятно успеть до 27 лет уже быть осужденным за какое-то преступление, погасить судимость и потом уклониться от службы. Люди же с непогашенной судимостью в армию не призываются".

Жизнь уклонистам может испортить находящийся на рассмотрении Госдумы законопроект. Согласно ему, гражданину, объявившемуся в 27 лет и по возрасту уже не подлежащему призыву, в течение пяти будет запрещено выезжать за границу и занимать государственные должности. Может измениться и порядок вручения повесток: в соответствии с пока не принятыми поправками призывник будет считаться извещенным по факту отправки ему заказного письма — без подтверждения получения.

По здоровью и по суду

Корреспондент "Денег" обзвонил несколько компаний, предлагающих услуги "освобождения от армии". Достаточно набрать в поисковике "не пойти", как машина выдает самый популярный запрос — "не пойти в армию". Набираю номер юридической компании "Служба помощи призывникам" (как выяснилось, это крупная организация с филиалами по всей России: позже я еще несколько раз попадал к ним же по телефонам с других сайтов). Представляюсь отцом 18-летнего парня, даю консультанту вводные: парень в этом году должен поступать в вуз — нужна хотя бы отсрочка на этот призыв, а на случай, если не поступит, хорошо бы сразу получить полное освобождение с выдачей на руки военного билета. При этом молодой человек абсолютно здоров. "Ну абсолютно здоровых людей не бывает, если хорошенько обследовать, то в 95% случаев можно что-то найти",— заявил мне консультант, заметив, что компания специализируется на получении освобождения от службы именно по состоянию здоровья. Последующий обзвон показал, что иные варианты освобождения рынок и не предлагает. Консультант описал мне принцип: обследование в одном из медучреждений, которое не просто внесено в реестр заключивших договор с Минобороны, а закреплено за конкретным военкоматом. "Даже если военкомат не поверит и в соответствии со своим правом пошлет на повторное обследование, то оно с высокой вероятностью состоится там же, где вы его уже проходили",— объяснили мне. Полный комплекс услуг вместе с обследованием, сбором документов и представительством в суде (до него доходят до 70% обратившихся) стоит в среднем 150 тыс. руб. За эти деньги компания обязуется обеспечить освобождение от службы с выдачей на руки военного билета (категория B) или, если это не удастся, отсрочку на полгода (категория Г). Впрочем, как меня уверяли по телефону, если цель договора, заключенного с консультантами,— получение военного билета в оговоренный период — не достигнута, то клиенту вернут деньги. "Вряд ли вернут,— прокомментировал Владимир Тригнин.— И ничего сверхъестественного они не сделают — окажут юридическое сопровождение и помогут получить освобождение тому, кому оно с его болезнями положено. Что касается перепроверки диагноза военкоматом в "том же" медучреждении, это нереально: у военкомата в реестре на выбор минимум два медучреждения, однозначно отправит не в то, откуда справка". Впрочем, насколько я понял, консультанты полезны не только с точки зрения юридической помощи. Они дают советы, как правильно готовиться к обследованию: например, накануне ночью поиграть в компьютерные игры, дать физическую нагрузку, съесть что-то не то и т. п., чтобы утром зафиксировать нужное отклонение. "Это не мухлеж — по сути, моделирование для нездорового органа стрессовой ситуации, которая будет в армии",— заметил мне один из консультантов.

Я позвонил снова, немного изменив легенду: мол, мой парень — боксер, для допуска к соревнованиям постоянно проходит медкомиссии. "Тогда мы можем предложить только один вариант — опротестовать в суде решение призывной комиссии,— вздохнул консультант по телефону.— Суд проиграем, но к этому моменту призыв закончится. Парень успеет поступить в вуз и осенью принесет уже отсрочку по учебе. Стоит эта услуга 35 тыс. руб.".

"А вот это вполне реально,— соглашается Тригнин.— Суды сами по себе редко укладываются в призыв, а дело закрывается автоматически по факту окончания призыва — исчезновения предмета разбирательства. У нас был парень, который так подавал в суд три призыва подряд. А на четвертый его забрали в армию сразу после решения призывной комиссии, не дав положенные законом на сборы три дня, а соответственно, и возможность опротестовать".

Коррупционная статистика

Владимир Тригнин разрешил мне поприсутствовать у себя на приеме. Седой мужчина лет пятидесяти пришел на консультацию без сына, зато с кучей справок и выписок из медучреждений. У сына с четырех лет выявлены серьезные проблемы с сердцем — с таким диагнозом человек приравнивается к одноногим. По идее ему положена группа В — "ограниченно годен к военной службе",— такие в мирное время призыву не подлежат, военный билет выдается на руки. Однако в приписном свидетельстве, полученном в 17 лет, даже после пройденных по направлению военкомата обследований стоит группа Г — "временно негоден",— подразумевающая отсрочку от 6 до 12 месяцев с целью долечивания. Проблема стандартная, на призывной медкомиссии посмотрели документы, кивнули и сказали: "Иди лечись". По словам Тригнина, военкомату нет смысла совершать какие-либо дополнительные действия вроде отправки на дополнительные обследования в отношении человека, которого они и так призвать не могут. "Нужно написать заявление с требованием выдать решение призывной комиссии и, если там отсрочка на полгода, обжаловать это в вышестоящей — городской призывной комиссии,— описывает последовательность действий Тригнин.— Председатель этой комиссии — глава региона, в Москве — мэр Собянин. Прямо на его имя и пишите. Если же там решение не пересмотрят, то обращаться в суд".

Конечно, помимо нежелания портить статистику призывного контингента нежелание военкомата присваивать категорию В имеет и коррупционные предпосылки. "Пока ждал сына во дворе военкомата, разговорился с другими родителями: назывались суммы взяток порядка 150 тыс. руб.",— рассказал отец призывника. По словам бывшего военного комиссара, полковника запаса Анатолия Салина, из тех, кому освобождение по болезни и так положено по закону, 40-45% дают взятки. Юрист правозащитной сети "Общество и армия" Максим Бурмицкий добавляет, что почти во всех известных случаях привлечения к ответственности взяточников брали они не за откос, а за освобождение тех, кому оно действительно положено по закону.

Как откосить абсолютно здоровому? Даже такие прямые методы освобождения от службы, как за деньги "потерять" дело призывника, вполне возможны. "Культура делопроизводства в военкоматах осталась на пещерном уровне, там могут потерять и по-настоящему, бесплатно",— замечает директор правозащитной группы "Гражданин. Армия. Право" Сергей Кривенко. Но все же большая часть взяток берется за освобождение по здоровью. Бывший начальник отделения Костромского военкомата, имея доступ к бланкам воинского учета, просто изготавливал документы о том, что призывники были признаны негодными военной комиссией Мантуровского района, на основании чего выдавались военные билеты. За эту услугу брал в прошлом году по 80 тыс. руб. Но начальников районных отделов военкоматов периодически меняют местами, скрыть подтасовки все труднее. Гарантированный вариант — полноценная выписка с правильным диагнозом из медучреждения, куда направлял сам военкомат. Можно выйти непосредственно на врача или действовать через сотрудника военкомата, который с врачом имеет контакты. Взятки тут уже порядка 300 тыс. руб. Зато в истории болезни будут аккуратно подшиты распечатки скринингов, рентгеновские снимки, просто позаимствованные у других пациентов. И если 20 лет назад даже в Москве многие косили "по психиатрии", то сегодня исключительно по "цивильным" заболеваниям: останавливают проблемы с будущим устройством на госслужбу и получением водительских прав. Да и про энурез, элементарный для симуляции и потому некогда бесплатный способ закосить, сегодня даже не вспоминают: если не платить, то симулянта обязательно расколют ночным тестом со снотворным.

Согласно статистике, в среднем по России 30% призывников признаются негодными по здоровью. Из вызванных 600 тыс. человек — около 200 тыс. Если допустить, что 40% из них заплатили даже по 100 тыс. руб., получается коррупционный оборот призыва около 8 млрд руб.

В армию за взятку

Принципиальные же изменения последних лет — взятки за то, чтобы в армию взяли. "В июне прошлого года в Астрахани призвали парня, который при росте 180 см весил 140 кг,— рассказывает Анатолий Салин.— Притом что эти однозначно освобождающие от службы параметры были вписаны в медкарту, его признали годным. Парню для дальнейшей работы в силовом ведомстве, скорее всего, нужно было попасть в вооруженные силы, хоть и на срочную службу. Видимо, родственники договорились и с военкоматом и Каспийской флотилией, куда его собирались направить служить. Споткнулись о принципиального терапевта военной поликлиники".

Набор контрактников — особая статья. Если еще лет пять назад конкурс был лишь в погранвойска ФСБ, а у всех остальных был недобор желающих, то сегодня потенциальные контрактники выстраиваются в очередь. Средняя зарплата в глубинке, если вообще найдешь работу, 10-12 тыс. руб., а у сержанта по контракту — 30 тыс. руб. Да еще в частях в потенциально опасных зонах (например, базы в Дагестане (Буйнакск), Армении (Гюмри), Южной Осетии) платят больше, в том числе боевые. Контрактники рассказывают: иногда за то, чтобы попасть в хорошую часть, нужно заплатить 50-100 тыс. руб. Если запрос на контрактников соответствующих специальностей присылают в военкоматы и пункты набора, там имеют возможность продать лакомую вакансию. В большинстве же случаев командиры престижных частей проводят набор напрямую: высылают в военкомат запрос на оформление уже конкретного человека — так называемое отношение воинской части. В этом случае деньги берет офицер, выписывающий отношение.

Впрочем, немало и историй, как солдат-срочников заставляли подписать контракт: по закону перейти в категорию профессиональных военных можно уже через три месяца срочной службы. По неоднократным заявлениям комитетов солдатских матерей из разных регионов, заметно выросло число жалоб родителей срочников на это после начала войны на юго-востоке Украины: командиры воинских частей могут отправить "на учения в Ростов" только контрактников.

От дедовщины до аутсорсинга

Согласно официальной статистике, в 2009 году за различные виды преступлений было осуждено 9310 военнослужащих, в 2013-м — 4801. Снижение явно опережает сокращение армии. Однако по статье "Нарушение уставных правил взаимоотношения между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности" в 2009 году осудили 1167 человек, а в 2013-м — 1128. А ведь когда снижали срок срочной службы с двух лет до года, многие полагали, что неуставные отношения между срочниками должны исчезнуть.

Дедовщина никуда не делась, просто теперь "дедами" стали отслужившие на полгода больше. Раньше "деды" были удобны офицерам в основном с точки зрения обеспечения контроля над подразделением, теперь дедовщина имеет и определенную коммерческую составляющую. Служащие по призыву получают зарплату — 2 тыс. руб. в месяц, которую им переводят на банковскую карточку. Как рассказали в организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга", к ним обратились военнослужащие воинской части (номер в/ч и роты есть в редакции), которые сообщили, что старший лейтенант, командир роты, ежемесячно собирает 1,5 тыс. руб. с каждого военнослужащего "на нужды роты", в том числе под угрозой применения насилия, а за теми, кто деньги не сдал, накапливается "задолженность". В большинстве же случаев сами офицеры деньги не собирают, поручая это "дедам", "землячествам". "Мы проводили анонимный опрос: поборы с солдат наблюдаются в 50% частей",— рассказывает Максим Бурмицкий. Есть части, где у солдат сразу по прибытии эту карточку офицеры изымают вместе с пин-кодом, "чтоб не потеряли".

Многие хозяйственные функции армии были переданы на аутсорсинг. Но эксплуатация личного состава осталась. Например, осужденный бывший командир в/ч 39995 в Иркутской области генерал-майор Виктор Гайдуков приказал подчиненным выполнить работы вместо подрядной организации, получившей за это государственные деньги. Организация же принадлежала жене самого Гайдукова. "Был совсем вопиющий случай, когда срочников отправили на полигон уничтожать боеприпасы,— рассказывает Бурмицкий.— Притом что такими работами имеют право заниматься только лицензированные организации. И структуры Минобороны на договор с такой организацией деньги, конечно, получили, а вот куда их дели — неизвестно. И понятно, что командир в/ч своих солдат просто так бы не отправил. Всплыла эта история только из-за гибели призывников. Но ее в итоге все равно замяли — до суда не дошло".

Самое же распространенное преступление — предоставление солдат на работы коммерческим структурам. "Какому-нибудь фермеру на уборку капусты или на местный кирпичный завод, таких историй было много в Дагестане,— рассказывает Бурмицкий.— Например, в 2012 году я занимался делом солдата, которого лейтенант "продал" компании, занимающейся ремонтом помещений. Причем солдат был только рад: жил не в казарме, а прямо там, где работал, кормили хорошо. А то, что он в рабстве, его мало волновало". В Иркутской области осужден полковник Сидоренко, отправлявший срочников работать грузчиками на складах частного предпринимателя в дневную и ночную смены. Впрочем, подобное было всегда. В последние годы, признает Бурмицкий, случаев со сдачей солдат "в аренду" все меньше.

АЛЕКСЕЙ БОЯРСКИЙ


Следующая статья → ← Предыдущая статья