Военная коллегия адвокатов

С Вами с 2004 года

Москва

(495) 227-91-12

Санкт-Петербург

(812) 275-51-51

Дежурный адвокат

Лучше делать новости,чем рассказывать о них

Лучше делать новости,

чем рассказывать о них

Пресс-центр / Пресса о нас /

Капкан для рекрута

20 сентября 2007 Источник:  Время новостей
 

Кирилл КаллиниковС января следующего года вступают в силу изменения в военном законодательстве. Речь идет о сокращении числа отсрочек, переходе на один год срочной службы и некоторых других новациях. По уверениям военных, ставших инициаторами грядущих перемен, поправки в законы упорядочат жизнь вооруженных сил. Совсем иначе думают представители независимой от Министерства обороны Военной коллегии адвокатов (ВКА).

Позицию ВКА по поводу вступающих в силу поправок в ходе "круглого стола", посвященного этой проблеме, выразил Денис Крылов: «Во всех странах после изменения законодательства люди лучше понимают законы, легче ими руководствуются. У нас это всегда приводит к еще большей неопределенности, неразберихе». О том, что это именно так, говорит значительно возросшее число обращений к юристам по самым разным вопросам и юношей-призывников, и кадровых офицеров.

Последние жалуются в основном на командиров, которые пренебрегают законами. В частности, немотивированно привлекают к дисциплинарной ответственности, не платят денежное содержание. Бывает, офицеры -- выпускники военных вузов оказываются не нужны, поскольку полученная профессия не востребована, и лейтенантов назначают не по специальности. Все это негативно отражается на настроениях молодых офицеров. Некоторые из них пишут рапорты об увольнении. Это явление наблюдается не только в армии, но и в других силовых структурах.

Широко разрекламированная ипотечная накопительная система, призванная решить проблемы жилья военных, на практике дает сбои. Зачастую молодых офицеров в эту систему в частях просто не включают. «Командиры сами толком эту систему не понимают и опасаются включать в нее своих подчиненных, -- говорит член ВКА Анатолий Малютин. -- Да и в обещание дать квартиру через двадцать лет многие офицеры не верят». Не случайно и президент Владимир Путин на одном из недавних совещаний с военными признал, что в ипотечную накопительную систему надо вносить коррективы.

Ежедневно пять-шесть человек приходят с жалобами на работу жилищных комиссий. По уверению членов ВКА, в воинских частях, как это ни парадоксально звучит, проводится агитация за неисполнение одного из приказов министра обороны. А именно приказа №80 от 2000 года, который требует предоставлять вне очереди жилье военнослужащим, увольняющимся в запас по возрасту, болезни и организационно-штатным мероприятиям. Управление по реализации жилищных программ военного ведомства даже разослало в части письмо с требованием не предоставлять жилье упомянутой категории военнослужащих. Анатолий Малютин продемонстрировал ксерокопию документа. Для сложившегося положения, считает он, есть и экономические причины: жилищным комиссиям в случае исполнения приказа министра не приходится рассчитывать на мзду.

Коллизий законов в военной сфере, утверждают юристы, очень много. Например, из закона «О воинской обязанности и военной службе» с 1 января 2008 года убирается положение о призыве офицеров-запасников. То есть призывать их не должны. Однако еще 31 декабря 2005 года президент издал указ №1573, которым обязал призывать в 2006--2010 годах на военную службу этих самых запасников по 15 тыс. человек ежегодно. Закон и указ вошли в противоречие. По мнению юристов, выполнена будет все же президентская воля: к указам президента предъявляется лишь одно требование -- чтобы они не противоречили Конституции. А этот указ не противоречит.

Обозреватель «Времени новостей» задал свой вопрос участникам "круглого стола". В вооруженных силах существует целая система юридических органов -- военные прокуроры, военные суды, наконец, в каждой воинской части есть офицерская должность помощника командира по правовой работе. Почему же люди обращаются к независимым военным адвокатам? «Помощник командира по правовой работе -- это, как правило, помощник одного только командира, -- пояснил Анатолий Малютин. -- В случае конфликта между военнослужащим и командованием он всегда становится на сторону командования. И получается, что в своей воинской части офицеру и прапорщику обратиться не к кому».

С призывниками еще сложнее. Наиболее распространенные нарушения -- военкоматы по-своему трактуют законодательство и действуют как им удобнее. Например, отказываются предоставить отсрочку от призыва на военную службу. Даже по такой причине: призывник дважды в очной форме обучался в аспирантуре. Закон же никаких ограничений на этот счет не определяет. Призывник (с помощью военных адвокатов) судебную тяжбу выиграл, но решение суда исполнено не было. Вообще не исполняются сотни уже вступивших в силу судебных решений о предоставлении отсрочек. Это говорит и о том, что командиры и начальники в вооруженных силах законом просто пренебрегают.

Сегодня отсрочки от призыва среди прочих предоставляются молодым людям, работающим на предприятиях оборонного комплекса. Правительство утвердило список этих предприятий. С 1 января 2008 года такая льгота аннулируется. Однако уже сегодня военкоматы пытаются таких юношей призвать в армию. И призывают, несмотря на решение суда не делать этого.

Рекруту, даже имеющему право на отсрочку, надо держать ухо востро, поскольку на него расставлено великое множество разного рода «силков» и «капканов». В этот весенний призыв «отличилась» даже призывная комиссия столицы, чего раньше за ней не наблюдалось. Призывникам вопреки закону не выдавали копии решений этой комиссии. И когда молодой человек решался обжаловать это решение в вышестоящей комиссии, ему просто не на что было сослаться. А к тому времени комиссия прекращала свою работу, и для решения дела приходилось ждать нового призыва.

Далеко не всегда соблюдается порядок направления на так называемое контрольное медицинское освидетельствование. Оно назначается, если призывник получает отсрочку или вообще освобождается от военной службы -- чтобы проверить законность такого решения. Часто призывник о том, что его вызывали на это самое контрольное освидетельствование, узнает, когда призыв уже прошел. Это означает, что он должен заново пройти все мероприятия, связанные с призывом, и только после этого решение будет утверждено.

В призывную кампанию человека могут просто забрать на улице и отправить в военкомат, а затем и в воинскую часть. Известно о множестве таких случаев по всей стране. Если же молодой человек постарается покинуть войсковую часть, куда его насильно заперли, он будет считаться дезертиром со всеми вытекающими последствиями. Дело в том, что юноша считается военнослужащим не с момента принятия присяги, как это было в советское время и как многие считают сегодня, а с момента отправки его с призывного пункта в воинскую часть. Поэтому и вынужден юноша нести службу до решения суда. Это если он через родителей после поимки сможет воспользоваться услугами адвоката.

Тем, кто не желает попасть под облаву, надо знать, что за 10--15 дней до окончания призыва (осенью -- с 15 декабря, весной -- с 15 июня) военкоматы договариваются с милицией. Та выделяет подразделения ОМОН, которые и проводят облавы. Как показывает практика, в Москве эти «захватчики» обычно располагаются где-нибудь у метро или в местах скопления молодежи и хватают всех без разбора -- лишь бы подходил по возрасту. Разбирательство идет потом и часто заканчивается в пользу комиссариата. Военкомы даже дают ОМОНу задание: надо поймать столько-то человек -- в зависимости от того, сколько не хватает до выполнения плана по призыву.

У Военной коллегии адвокатов в производстве есть просто потрясающие дела: утром юношу схватили, а к вечеру он уже был в воинской части. Даже если удалось возбудить по этому поводу дело, даже если суд вынес положительное решение, оно может вступить в силу, когда служба уже закончится. Конечно, такой солдат вряд ли чувствует, что он выполняет конституционный долг. И остается бедолаге в лучшем случае взыскать через суд с незаконно принудивших его исполнять воинский долг за моральный ущерб.

ВКА утверждает, что облавы производятся каждый год, хотя каждый год военные и правоохранительные органы обещают их не делать. Набор в армию сравнивают со сбором налогов. Ответственный за это, то есть председатель призывной комиссии -- губернатор, глава региона. Он кровно заинтересован в выполнении плана, то есть заинтересован в военном комиссаре. И у военного комиссара, если он выполняет план, как правило, хороший земельный участок, хороший дом и неплохой доход -- благодарность главы региона. Но метод призыва с помощью милиции не изобретение «злодея-военкома»: без ведома главы администрации, губернатора, мэра ОМОН на облаву не выйдет.

Как же быть? Военные адвокаты советуют: студенту наряду с паспортом желательно носить студенческое удостоверение и справку по форме №26, которая свидетельствует о праве на отсрочку. После захвата желательно связаться с родными и близкими, чтобы они подвезли необходимые документы. Постараться привлечь внимание прохожих. Может быть, стоит заранее оформить доверенность юристу на право представлять свои интересы, и в случае нештатной ситуации вступает в действие адвокат.

Советы далеко не лишние, потому что трудно припомнить хотя бы один случай, когда кто-нибудь из инициаторов и исполнителей облав был за это наказан. И потому они явно будут продолжаться -- видимо, до тех пор, пока армия в России не станет полностью профессиональной, чего в обозримом будущем не ожидается.

Николай ПОРОСКОВ

Следующая статья → ← Предыдущая статья